Выбрать город

Будто последний Д`Артаньян. В Петербурге умер старейший вор в законе

https://47news.ru/articles/195829/

29.06.2021
Валентин Леонтьев

Под Гатчиной закопают 83-летнего не пенсионера. Его нет в медиа, а вспоминают и авторитеты, и ветераны РУБОП. Он был до конца предан черной вере и не принял 90-х.

В Петербурге 28 июня скончался старейший в России вор в законе Дэртэн. Но это история не об уголовном мире, а об умерших принципах.

Валентин Леонтьев родился в Ленинграде под конец 1937 года. Первые, совсем его детские впечатления - на Лиговке, а потом война. Вывезти его из осажденного города не смогли, всю блокаду здесь, а потом три класса и коридор, безотцовщина. Так уж вышло, что автор знал его лично, но дал слово при его жизни на него не ссылаться.

Первый срок получил по малолетке. В 1954-ом загремел, как в песне Высоцкого, "по Указу от 47-го". С тех пор набрал под десять судимостей, но все только за карман. Сегодня это смешно, но в те времена былинные карманники слыли высшей кастой в преступном мире. Считалось, им причем правильно, что в отличие от других жанров они воруют каждый день по несколько раз. Значит, больше всех и рискуют.

В лагерях КОМИ стал жить по-блатному – с администрацией не общаться, на работу не выходить. За что, собственно, претерпевал нажим власти. Выходил, вновь заезжал. Рос по своей иерархической лестнице, и его короновали в воры, как человека с незапятнанной репутацией. То есть, стал своего рода генералом.

Но черная вера была похожа на красную, коммунистическую. Как настоящий большевик не мог себе позволить роскошь, так и ортодоксальный жулик обязан был жить бродягой. И для того, и для этого – деньги – грязь. Главное – до конца нести свою идею.

Тем временем, да еще с такой жизнью он сменил фамилию на Гудиевский, а прозвище – не сотрешь. Он мне сам рассказывал, что Дэртэн - это от Д`Артаньяна. Во дворе, еще после войны, пацаны играли в трех мушкетеров, а он, разумеется, выбрал гасконца и научился лихо фехтовать на палках.

Последние лет 30 прожил в Купчино, на Бухарестской. Женщина с ним была, детей нет. Когда грянули 90-е, братва к нему обратилась – спортсменам нужны были проводники в профессиональном преступном мире, как министры иностранных дел, но он не понял их манер. Как академист считал, что на ровном месте выколачивать деньги из коммерсантов – это бесовщина. Конечно, он с ними общался как с новым видом октябрят, но в темы не впрыгивал, ни за что не агитировал – без толку.

Ездил воровать в Германию. Шутил, что это и с точки зрения отечественных органов не должно предъявляться. Порой сталкивался с оперативниками РУБОП. Они все понимали и никогда не предлагали ему пошлостей – стучать. На воров в законе новой формации, кто уже жил в особняках, смотрел с пониманием, сожалением по своей ушедшей эпохе.

По этому поводу есть классный эпизод. В середине 90-х ему один авторитет хвалится, мол, проиграл за вечер в казино 100 тысяч. Валентин обалдел и начал шуметь, что так поступать нельзя. Присутствующий на этом разговоре тихо так этому новому русскому шепчет: "Дэртэн думает про рубли. Ты не вздумай сказать, что это 100 тысяч долларов, иначе он тебя зарежет".

Лет десять назад у него от парадной увели его подержанную Тойоту. Он позвонил кому надо, спросил, правильно ли это? Попросил поставить машину на место. Поставили.

Однажды я увидел, как он подошел к террасе дорого ресторана "ВОК" возле Пантелеймоновской церкви. За столиком сидели какие-то нарядные фигуры, они стали ему что-то предлагать из меню. Он отказался. Ему принесли рюмку водки. Он вынул из кармана конфету, развернул, выпил, закусил половиной конфеты, другую половину завернул и убрал в карман. Вопросов нет. Подтекст для тонкого фильма.

Евгений Вышенков,
47news

Краткая информация о издателе