Выбрать город

Налоговый коллапс. Петербург годами ждет выездных проверок

https://47news.ru/articles/194697/

09.06.2021

За последние три дня 2020-го в петербургской налоговой назначено в 2,5 раза больше выездных проверок, чем исполнено за весь год. Попали компании, не согласившиеся с претензиями ФНС за 2017-й. 47news узнал, почему фискалы вошли в штопор.

По информации источника в погонах, чья осведомленность сомнений редакции не вызывает, в период с 29 по 31 декабря 2020 года Управление Федеральной налоговой службы по Санкт-Петербургу назначило более 140 выездных проверок юридических лиц. Это — хвосты.

31 декабря истек последний день, когда налоговики имели право назначить выездные проверки тем, чья финансовая политика за 2017 год вызвала сомнения. Фискалы переоснастились вычислительной техникой, за которой живые инспекторы катастрофически не успевают, что напрягает бизнес больше, чем если бы приходили внезапно и со спецназом.

140 выездных проверок, назначенных за последние три дня прошлого года неотвратимы, как наказание в римском уголовном праве. "ДП" приводит интересную статистику: в 90% случаев в результате выездных налоговых проверок ФНС удается взыскать доначисленный налог. Причина не в том, что все злодеи, а в великолепной цифровой оснащенности налоговой службы, о тотальном техническом прогрессе которой 47news писал недавно. Инспекторы не приходят в случайные адреса. Они идут туда, где наверняка смогут выявить нарушение и доказать их, потому как компьютеры их уже выявили. В самой ФНС это называется риск-ориентированным подходом — запрограммированная реакция системы на определенные факторы риска. Таким фактором, например, может быть участие номинальной фирмы в цепочке транзакций с участием заинтересовавшего ФНС юрлица или что-то еще. Факторов риска в системе более сотни.

"Приоритетными для включения в план выездных налоговых проверок являются те налогоплательщики, в отношении которых у налогового органа имеются сведения об их участии в схемах ухода от налогообложения или схемах минимизации налоговых обязательств, и (или) результаты проведенного анализа финансово-хозяйственной деятельности налогоплательщика свидетельствуют о предполагаемых налоговых правонарушениях", — сообщил автору статьи заместитель руководителя петербургского УФНС Владимир Полежаев.

Само по себе это нормально. Вопрос не в идее, а в особенностях ее исполнения.

При подготовке публикации мы попросили руководство петербургского управления сообщить о количестве назначенных за последние три года выездных проверок и числе завешенных. И получили лишь половину ответа:

  • в 2018 году завершено 224 проверки с доначислением 15,4 млрд рублей;

  • в 2019 году завершено 83 проверки с доначислением 4,8 млрд рублей;

  • в 2020 году завершено 56 проверки с доначислением 9,3 млрд рублей;

  • в первом квартале 2021-го завершено 28 проверок с доначислением 6 млрд.

Чем закончится текущий год, сказать сложно, до него очевидна устойчивая отрицательная динамика: с каждым годом налоговикам удается завершать все меньше и меньше проверок. На этом фоне срочное назначение 140 проверок компаний, в деятельности которых за 2017 год компьютеры ФНС выявили факторы риска, наводит на гипотезу о катастрофической неспособности сотрудников службы успевать за собственной компьютерной системой. И неприятно вообразить истинную длину очереди, если только за три последних дня прошлого года назначено столько же проверок, сколько завершено за 2019-й и 2020-й вместе взятые. Надо полагать, "хвосты" за 2020 год петербургская ФНС будет добивать в 2040-м. И мы не знаем еще, сколько "хвостов" за 2018 год окажутся в управлении в последние дни 2021-го. Ведь закон ограничивает тремя годами срок назначения проверки, но не срок ее завершения.

Владимир Полежаев, отвечая на редакционный запрос, намекнул:

"Налоговые органы при выявлении признаков, свидетельствующих о возможном совершении налогового правонарушения, не пытаются скрывать это от налогоплательщика, а уведомляют налогоплательщика о таких рисках. Не нужно рассматривать вызов в налоговый орган, как принудительную меру. Обсуждение выявленных рисков в налоговом органе — это, прежде всего, диалог, в ходе которого можно услышать позицию налогового органа, определить возможные последствия для бизнеса, представить пояснения и документы, которые могли бы позволить налоговому органу снять возникшие вопросы. И, главное, данная мера позволяет избежать проведения выездной налоговой проверки либо добровольно уточнить свои налоговые обязательства в случае нарушений", — написал он.

Простыми словами: вы же знаете о том, что к вам могут прийти с проверкой, не сочтите за труд, придите сами и попробуем договориться, тогда проверки не будет. А у нас не будет такой безразмерной очереди — но это уже прочтение автора статьи, основанный на знании.

Не так давно глава всей ФНС Даниил Егоров нанес визит петербургскому управлению, где устроил, можно сказать, разнос. Налогового генерала возмутило то самое — очередь выездных проверок, которая, кажется, видна уже из Москвы.

Председатель петербургского отделения Российского союза налогоплательщиков Александр Рокин видит оборотную сторону проблемы:

"Компании, которым назначены выездные проверки, так или иначе становятся известными заинтересованным лицам — прежде всего, по косвенным признакам: их контрагенты получают запросы. Все ничего, когда бы от назначения проверки до ее завершения проходила пара месяцев, но это длится годами, и никто не знает, чем каждая проверка закончится. В результате, попавшая в список проверяемых компания имеет сложности с получением кредита в банке, заключением крупного контракта, часто не может инвестировать в серьёзный проект. От нее начинают шарахаться на всякий случай, кто знает, к какому выводу пришел электронный мозг ФНС. Список юрлиц, которым назначены выездные проверки, становится черным списком, и теперь это уже серьезная проблема для бизнеса".

Свое видение пользы от допроверочного урегулирования разных взглядов на размер налогов, которые следовало заплатить, замглавы питерского управления ФНС Владимир Полежаев подкрепил цифрами добровольно уточненных компаниями налоговых обязательств: 15,2 млрд рублей за 2019 год и 32,1 млрд за 2020-й. На такие суммы компании согласились увеличить свои налоговые обязательства, уменьшить ранее заявленные убытки и суммы возмещения НДС. Надо полагать, в эту статистику попали решившие, что проще заплатить, чем ждать, когда до них дойдет очередь выездной проверки.

О собственном опыте взаимодействия с представителями ФНС автору статьи рассказал генеральный директор одной из петербургских компаний Игорь Семенов:

"Мой диалог с руководителем ИФНС в 2017 году выглядел следующим образом. За предыдущий год налоговая усмотрела в моей компании сомнительных операций на сумму около 40 млн рублей. Предложение было конкретным: я гашу сомнения налоговиков в полном объёме, а они не интересуются предыдущими двумя годами нашей деятельности. Я отказался, и в конце декабря 2017 года получил решение о проведении выездной проверки за три предшествующих года. Сама проверка длилась около двух лет, в ходе неё были опрошены руководители контрагентов, даже водители, перевозившие наши грузы. Когда все всё подтвердили и казалось, что придраться не к чему, прикрепленный к проверке сотрудник УБЭП вместе с представителем ФНС поймали в подъезде её дома одну из женщин-директоров контрагента и начали угрожать ей "причастностью к ОПС", если она не изменит показания. Директриса отказалась, её несколько часов насильно удерживали в машине, предлагая пожалеть детей, запертых в это время в квартире. В итоге после двух лет проверки нам выписали штраф на 5000 рублей. Я оплатил, даже не став интересоваться, за что".

Лев Годованник
для 47news

Краткая информация о издателе