Выбрать город

Рассказ Александра Абаринова из рубрики "Пишут читатели"

Искал сегодня рыбий жир или витамин Д. Сегодня этот продукт повсеместно прописывают вскупе с противоковидной терапией. Вообще-то он делается из огромной, до двух килограмм, печени большой океанской трески, которая после 1917-го года была главной рыбой в СССР.

Я ненавидел бабушку Марию Николаевну именно потому, что она вливала в меня рыбий жир утром и вечером. Мне было года четыре, может пять. А бабушку Марию Александровну — любил, потому что не вливала.

Я весил меньше одежды, в которую меня упаковывали, чтобы отправить в детский сад. Ничего не ел. Умирал и был дистрофиком по анамнезу. Разносолов в семье не было. Каша. Макароны. Хлеб. Раз в месяц котлеты, которые я тоже ненавидел. В детсаду 6-й ГЭС, видимо, тоже что-то несъедобное (для меня) давали.

Это были послевоенные годы, и снабжение было не очень — но разве я что-то понимал.

Я в ту пору не знал ничего о мороженом, эклерах и круассанах. Коробочка с мармеладом, которую нам кто-то подарил, замерла в детской памяти и была целью всей мальчишечьей жизни, мотивировала на существование.

Тогда я не знал, конечно, что партия и правительство через десять лет после войны построили почти тысячу рыболовных судов, и страну уже к 1960-м годам стали заваливать вдобавок к треске и зубатке, минтаем, хеком и нототенией. Лишённый интернета, ютьюба и рецептов, народ открещивался, тратить 3 рубля 80 коп. старыми (38 копеек новыми,1961) за килограмм неведомых названий решительно отказывался, ожидая, что вот-вот появится мясное и колбасное изобилие.

Кроме того судак, сырть, сиг, жерех, окунь, приличных размеров плотва, щука, а то и сом даже с берега Волхова ловились очень неплохо.

И вот что я вам скажу, мои дорогие. Не знаю наверняка, что поспособствовало, но я стал «молотить как не в себя», и скоро сделался упитанным парнишей. Кроме того, я подрос. Прежние одежды уже не подходили, и их донашивала двоюродная сестра.

Я, которого тащили за руку в детсад как спущенный воздушный шарик, начал бегать на футбол и «заколачивать»! Гонять на велике вокруг барака, в котором мы жили после войны, на Тракторной, возле заводского забора и высоченной трубы с цифрами 1952.

Стоил тот рыбий жир 4 копейки флакончик. Я помню его до сих пор, такой он был мерзкий.

К чему это?

Просто давайте вспомним тех, кому мы доверяли нашу маленькую ладошку, кто водил нас в садик, кто капал в чайную ложечку рыбий жир; кто жёг сахар при страшном кашле и потчевал; кто потом совал тебе, студенту, на дорожку пятёрочку и целовал в ухо.

Я помню.
http://volhovogni.ru/articles/media/2021/5/27/ryibij-..

Краткая информация о издателе